Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: мое (список заголовков)
00:39 

О счастье и соплях

Улыбайся. Кто-нибудь может влюбиться в твою улыбку
Автор: Патлатый
Фэндом: No.6
Персонажи: Крыс\Шион
Рейтинг: G
Жанры: Джен, Слэш (яой), Романтика, Ангст, Юмор, Флафф, Фантастика, Психология, POV, Hurt/comfort, ER (Established Relationship)
Размер: Драббл, 2 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Отчего Крыс выглядит таким счастливым? Он же только что навсегда попрощался с Сионом. Нет? Не попрощался? Момент прощания затянулся? Ах, не может быть, будет продолжение?!
Посвящение:
Всем читателям.
Публикация на других ресурсах:
Исключительно с разрешения автора. И только изящно вычертив мой ник в самом низу слева.
Примечания автора:
Ответ к описанию: Нет, господа. Продолжения не будет. Но аниме понравилось и я все-таки решился на еще один отважный шаг - написать не ориджинал. Следует вам сказать, это трудно - придерживаться линии канона. Нужно не потерять "природные" характеры героев, не упустить ни единой мелочи, при этом не просто описать аниме или мангу, а что-то выделить, что-то убрать. Черт побери, какой затягивающий процесс! Кажется, я вошел во вкус!
ЗЫ: очень надеюсь созерцать ваши комментарии. Можете указывать на ошибки, недостатки и недоработки. Кусаюсь не часто, пускай и рычу очень убедительно) Дружелюбен. Не в меру умен. Не женат (последнее исключительно из-за чувства юмора. Для заинтересовавшихся, приметка: я не говорил, что чувство юмора у меня хорошее).


Вот уже целый час Крыс чувствовал себя по-настоящему счастливым. Нет, действительно по-настоящему. Бренной «радости» повседневной жизни и мимолетным подаркам судьбы ни за что не сравниться с этим назревающим, поспевающим яблоком – Чувством.
Вот уже целый час, как Крыс покинул Шиона и отпустил мальчишку. Он позволил ему шагнуть навстречу городу, стертому с Земли, - навстречу Номеру шести. Признаваться белобрысому в том, что он сгорает от ревности, Крыс, разуметься, не стал. Потому что Шион, скорее всего, рассмеялся, только заслышав такую глупость. Ну а как же это со стороны? "Прости, Шион, но я тебя никуда не отпущу. Ты останешься со мной навсегда, я буду тебя любить, оберегать, холить и лелеять. И вообще, в этом ужасном городе больше ноги твоей не будет. Не надо меня спрашивать, почему. Я ревную тебя к Номеру шесть. А будешь смеяться - я тебе зубы выбью. Ты ведь останешься со мной, солнышко?" Крыс бы точно рассмеялся, скажи кто ему такое же. И вмазал бы на всякий случай пару раз. Чтобы нос не задирал.
«По крайней мере, с пацаном будет все хорошо, - убеждал себя Крыс, убеждал себя, что он ликует. - там он встретиться с матерью, с возможными друзьями, продолжит учебу или найдет себе достойную работу – по крайней мере у него уже есть опыт в помывке собак. Весьма полезно. А еще он примет яростное участие в отстройке Внешнего и Внутреннего городов. Хотя о чем я? Нету уже никаких Внешних и Внутренних. Теперь громадная черта стерта. Теперь все по-новому».
Крыс ускорил шаг. Ему хотелось поскорее добраться к дому. Плюхнуться на кровать рядом с Шионом, отвернуться от его глупых вопросов, вытолкнуть все непрошенные мысли из головы, заснуть. Но мальчишка ушел, а дом…
«Ах да, недавно была ведь очистка. О чем я только думаю! Никакого дома и в помине нет. Придется опять просить ночлега у Собачницы. Заплатить-то нечем, все деньги на вылазку потратил. На весьма успешную вылазку, но успех прилетел на крыльях многочисленных потерь и пролитой крови. Вот, Шион чуть не погиб… Как там Инукаси сказал..ла? "Я спасусь, я выживу"? А вы подыхайте тут, коль хотите? - парень тихо рассмеялся. И продолжил мерно шагать, все поторапливая себя, чуть ни срываясь на бег.
Странно это: вот так просто идти, не слышать сзади себя сбитое дыхание белобрысого чудика, не замечать краем глаза его волочащееся тело, не улыбаться краешком губ, глядя как он храбриться и заставляет идти себя дальше.
«Шион… Он, скорее всего, встретит прекрасную, умную и добрую девушку, они поженятся; - решил Крыс. - Клава – пусть ее зовут так – родит ему двойню, а Шион, седовласый пройдоха, посмотрит на своих маленьких карапузов, вздохнет печально и скажет: «Прямо как Софу и Крыс. Пусть же их зовут Софу и Крыс!». И все закончиться вполне сопливо и уныло. На свадьбу, конечно же, меня не позовут, я ведь какой хочешь праздник испорчу... Да и вряд ли кто-либо сможет вытолкать за двери в конец пьяного Крыса. Зато будут жить они счастливо, в любви и согласии. А перед сном плутишка Шион будет пугать детей страшилками про меня, нашептывая, что когда-нибудь злой демон по имени Крыс придет и испортит им жизнь, если маленькие детки не будут слушаться маму и папу. А я буду все тайком подслушивать, после чего смеяться от души. Каким способом? Конечно же, опираясь на старый добрый метод, на маленьких серых друзей – на крыс. В частности на Гамлета. Он очень привязался к этому парню».
Крыс споткнулся. Упал, больно треснувшись головой о сухую землю.
Черт, побери! Пусть все это волшебство и зажившие раны – правда, но Крыс смертельно устал. Казалось, будто сама Смерть заглянула к нему в глаза и через несколько мгновений отвернулась, не выдержав тяжелый взгляд серых цельнометалических мрачных огоньков. Только где это железо, куда оно исчезает в присутствии Шиона?
"До чего же ты, Крыс докатился... Стареешь!"
Устал. В данный момент даже холодная твердая почва казалась Крысу мягкими перинами. Прошло несколько мгновений, когда парень понял, что кто-то мягко гладит его по волосам и улыбается. То, что этот кто-то улыбается и он не враг, - парень, скорее всего, почувствовал, а не увидел.
- Шион? – Крыс прикрыл глаза, решив, что это чудесный и самый подходящий сон. Он ни за что не променяет его на пепельную реальность.
- Я. – тихо, но слишком внятно для иллюзии выдохнул парень. – Проводить тебя пришел. Будто не видно, как ты шатаешься из стороны в сторону!
Брюнет слабо улыбнулся:
- Зачем? Ты действительно полагаешь, что я не дойду? Ты всех по себе судишь, чудик?
- Не скаль зубы. И не рычи на меня. И вообще, тебе нужен отдых, в таком состоянии ты действительно не сможешь идти. Ты с такой "большой" скоростью передвигался...
- Не мешай мне уподобляться улитке.
- А ты голову в ракушку чуть что не прячь! И не надо спрашивать «почему». Потому что ее у тебя нету!
- А сам-то я, бедняга, и не догадался бы. Спасибо, что просветил. - Крыс заставил себя приподняться, не обращая внимания на успокаивающие поглаживания по щеке. Под недоуменным взглядом белобрысого, парень пощупал его за щеку, провел ладонью по лбу, ущипнул за нос…
- Эй, Крыс, я, конечно, понимаю, что ты утомился и все такое, но позволь спросить: что ты, черт побери, творишь?! – пацан увернулся от цепких и длинных пальцев, так приятно холодящих кожу, и вперил свой ясный недовольный взор в хозяина той самой руки.
- Не сон... Это не сон, - невнятно пробормотал Крыс, скорее обращаясь к самому себе, чем к своему седовласому другу. – И кто теперь из нас глупый наивный мальчишка?
-Что? – после нескольких минут раздумий, решил выяснить Шион.
Крыс не ответил. Крыс потерял сознание от усталости с теплой улыбкой на губах. Собирался вначале что-то объяснить неразумному сопляку, но решил отложить это увлекательное занятие на потом и побыть немного в небытие. Пока он не очнется – Шион не уйдет, а это значит, Крыс мог подремать всласть.
Мысли разочарованного и взбешенного таким подлым поступкам друга, Шиона услышали даже в номере пять и четыре.
«Как же так?! Я ведь не успел еще дать ему хорошей затрещины, за то, что поцеловал меня на прощание. Сам же говорил, не целовать его на прощание! Подлый лживый лицемер!»
Вот такими были печальные раздумия Шиона, который безумно любил и уважал Крыса, но которому предстояло тащить последнего на руках до самого Западного района. От разрушенной границы Номера шесть до самого Западного района (!), к слову, тоже разрушенного. Мальчик храбрился, будто впервые покидал город. Только теперь у него, в отличии от того случая, был выбор: отнести пострадавшего из-за него Крыса к Собачнице или отправиться домой, к матери, оставив валяться засранца у самых обломков стен Священного города. Он на 99% был уверен, что Крыс ради него так бы не мучился и придумал бы выгодное аргументированное решение.
Но Шион не был Крысом, именно из-за этого у них было так много неприятностей. Горькое «эх» вырвалось из уст Шиона и затихло. И сдается мне, никто из читателей не усомнился в доброте и выборе мальчика. Стоит ли уже говорить, что парень был на свое горе слишком мягкосердечен?

@темы: No-6, fanfiction, безуспешная попытка щито-нибудь написать., мое

23:43 

Из школьного сочинения №1

Улыбайся. Кто-нибудь может влюбиться в твою улыбку
Задали написать сочинение по русскому на одну из данных тем. Потом учитель очень громко и внятно сказала, что сочинение не должно быть более, чем на две страницы. При чем, произнося это, она очень недвусмысленно косилась на меня) Но почему она меня во всем винит? Моя Муза капризна и своенравна, но я воспринимаю ее такой, какой она есть, посему и пишется мне ровно столько, сколько мечтается. В общем, выбрав тему, которая была мне по душе, я внезапно ощутил прилив сил и вдохновения. Извините, Ольга Викторовна, боюсь, выйдет не меньше, чем на семь страниц.

Делать людям хорошее - хорошеть самому

Какой бы жизнь тяжелой не была
В конце концов творим судьбу мы сами
Любите, люди тех, кто рядом с вами
Спешите делать добрые дела! (Наталья Аркатова)


"Делать людям хорошее – хорошеть самому. Долго я пытался вникнуть во смысл этих странных слов, но поскольку у меня возникло несколько неточностей, я все-таки решил уточнить у отца. И вот я подхожу к нему и спрашиваю о значении этой загадочной фразы. Но прежде, чем папа ответил, я принялся подробно рассказывать ему о собственных догадках и рассуждениях. Я был уверен, что эта мудрая мысль в нескольких словах раскрывает глубинный смысл человеческих взаимоотношений, желания сделать другим приятное, полезное, светлое. Только одного я не мог понять: значения фразы «хорошеть самому».
- Каким образом хорошеть, пап? – недоуменно и несколько растеряно спрашиваю я. - Что же автор имеет в виду? Хорошеть внешне? Душей? Характером? Или же все вышеперечисленное сразу?
Отец сказал, что мои догадки не так уж далеки от истины. Он объяснил, что когда человек делает что-нибудь хорошее другим, его душа искренне радуется, на губах играет ласковая улыбка, и сразу улучшается настроение, потому что помогать другим – это очень приятно и даже весело. А главное – правильно. Потому что люди всегда должны друг друга поддерживать.
- Вот представь, - говорит папа, как всегда интенсивно жестикулируя. – Ты помог однокласснице подежурить в классе…
- Но ведь это тут не причем! – неуверенно говорю я.
- Будь добр, дослушай. Допустим, ты помогаешь однокласснице дежурить в классе. После тщательной уборки она обращается к тебе с искренней и радостной благодарностью, ведь она очень рада, что ей хотя бы один человек помог справиться с этой нелегкой работой. Представил?
- Да…
- И что ты чувствуешь?
В тот момент, когда я представил себе эту картину, мне действительно стало приятно и тепло на душе. Я, как ни глупо в этом признаваться, готов был танцевать и петь от странной радости переполняющей мое сердце. Какое необычное и глупое чувство – из-за такой мелочи на мгновение почувствовать себя счастливым.
- Я понял! – весело восклицаю я и торопливо удаляюсь в свою комнату. На вопрос отца «Эй, ты куда?», я хитро улыбаюсь:
-Что значит «куда», пап? Сочинение на эту тему писать, конечно же!"


@темы: "из-под пера выходят солнечные строки"., Из школьного сочинения, мое

19:58 

О хладном звоне одиночества

Улыбайся. Кто-нибудь может влюбиться в твою улыбку
Автор: Патлатый.
Фэндом: Ориджинал.
Персонажи: Мальчишка\люди.
Рейтинг: G .
Жанры: Ангст, Психология, Философия, Повседневность, POV .
Размер: Драббл, 2 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен.

Описание:
Сколь примитивен повседневный водоворот жизни, сколь жалки люди, которые поддались такому быстрому течению реки Бытия. Особенно в глазах безымянного прохожего, мальчишки, "затерявшегося" среди толпы. Серая масса лиц безразличных прохожих, холодная и неприветливая весна... Говорят, человек может искренне любить. А этот малый научился искренне ненавидеть и призирать госпожу Повседневность. Не добьет ли его одиночество?
Посвящение:
Госпоже Повседневности.
Публикация на других ресурсах:
Только с разрешения автора.
Примечания автора:
В некоторой степени автобиографическое. Извиняюсь, если мой быстротечный поток безумных мыслей и идей несколько повредил вашу психику.


Презренная суета вокруг. Все люди спешат по своим неотложным и жизненно необходимым, по их мнению, делам. А что же тут такого не нормального? Против чего я восстаю? Почему бы и мне не поддаться столь быстрому течению реки жизни, этому осточертевшему водовороту повседневной рутины и стать, наконец, таким, как все?
В пересохшем горле застревает звериный рык: « Никогда!».
Снег падает крупными бесформенными хлопьями. Холодный северный ветер завораживает, замораживает, пробирает до самых костей крепче обычного. А что, если не в этом дело? Если мне так морозно и безрадостно не по этой причине? Тут нечто более глубокое, более непонятное для остальных, более неприятное них…
Иногда меня посещают слишком печальные мысли: мне кажется, что лишь в моей душе бушует буря. А все люди, проходящие мимо, все улыбки, звонкий смех и разговоры, - все это ложь. Они, - по крайней мере их большинство, - пустышки, не имеющие понятие о Прекрасном, о Дивном, о Главном. Так уж карты легли - не встретил я того человека, который искренне меня бы понимал. Нет таких людей. Да и не нужно. Лучше – быть одному, ведь обыденное одиночество – моя безграничная сила, моя отстраненность, моя чудесная возможность взглянуть на мир с нейтральной стороны. Придет время – я научусь ею пользоваться.
Солнце – ослепительный лик бога - давно померкло и скатилось клубком за рыжую полосу горизонта. Быстро? Кто знает, я уже давно потерял счет времени… Сколько я уже здесь стою: один, прислонившись к ледяному электрическому столбу, неподвижный, как статуя, нырнувший с головой в свои мысли. Свет – тьма, слякоть – лед, все в себя впитала туманящая разум повседневность. Даже весну. Даже надежду. Почти мертвый. Только теплится еще в груди ласковый теплый огонек, больно обжигающий замерзшее тело. А может, не стоит хоронить себя раньше времени?
Усмехаюсь. Довольно-таки криво. Саркастически? Вовсе нет. Просто насмешливо. Мне одновременно смешно и горько наблюдать за жизнью на улице. Вон, у входа в метро уже надцатый час подряд стоит замерзшая до полусмерти девушка и отчаянно тыкает под нос выходящим из метро людям свои чертовы цветные рекламки. А поодаль стоит на коленях старушка и просит людишек хоть немного раскошелиться. Непрерывно молится, просит бога помочь. А бог не слышит. И люди, к слову, тоже. Безразличные, они проходят мимо нее, некоторые отворачиваются, стараясь не замечать, а другие наоборот – показывают пальцем, хихикают. Ну и где ваш бог, люди? Где он, когда вы так нуждаетесь в нем?
О, Всевышний. Кем бы ты ни был и как бы тебя не называли, какие бы заповеди не приписывали к тебе, обрати свои очи в этот захудалый район, помоги тем, кто в этом нуждается! Ты ведь создал Землю и этих двуногих тварей, так не бросай же их на произвол судьбы. Что ты, прямо как ребенок, которому давно осточертели старые потрепанные игрушки. Вспомни, кем ты являешься, Боже!
А люди недовольно на меня косятся. Будто слышат мои тихие мысленные стоны. Чувствуют, что я тайно богохульствую, укоряют, обвиняют, упрекают в чем-то.
Вот из метро хлынула очередная толпа уставшего народа. Все возвращаются с работы, все уже мечтают о теплом чае и о многих других прелестях жизни.
Люди разные и каждый человек – индивидуален? Какой сладкой лжи вы учили меня, Ольга Григорьевна. Вы и сами верили в это до последнего. Они во всем одинаковые, дорогая моя. Как матрешки. Лица, действия, желания – во всем.
Улыбка становится чуть шире.
Как забавно наблюдать за людьми, которые шарахаются, стараются поскорее пройти мимо, только завидев мою гримасу. Потому что им страшно. Потому что они боятся увидеть в моей усмешке, в моих злобно сощуренных глазах нечто большее, чем привыкли видеть на лицах безымянных прохожих. Вечно они стараются избегать тех, кто не похож на них. Зачем им лишние неприятности, приключения на задницу, грустные случаи? Им и без них комфортно: дом, машина (или ее отсутствие), семья, работа, телевизор, чашка чая, рюмка водки…
«Нате, люди, дар от Бога-Господа. Вам ведь больше ничего не нужно для счастья, так ведь?»
Конечно, лучше пройти мимо. Кому придет в голову сумасшедшая идея подойти к постороннему человеку и поинтересоваться, почему он грустит или плачет? Разве что, пьяному? Зачем искать себе неприятности в глазах маленького, ненавидящего весь этот чертов мир, мальчика? Кому какое дело до меня? Не слишком ли я высокого о себе мнения?
Тусклым светом зажглись фонари. Таким печальным, угасающим светом, который не дарит ни тепла, ни радости. Как все мрачно. Как мрачен этот «прекрасный мир». Что за холодная и ничуть не приветливая весна? Где солнце, птицы, веселье и радость?
Медленно возвращаюсь в реальность. Провожаю растерянным взглядом пятую маршрутку, ушедшую прямо перед носом. Маршрутка переполнена донельзя, задние колеса проседают. Но люди упорно толкаются внутрь, матерятся себе под нос, проклинают кого-то. Они устали, они хотят домой, чтобы вновь после тяжелой работы переродится в сытых и прилично одетых господ. Ведь впереди выходные, а у них столько грандиозных планов.
Стекла полностью запотели – хоть пальцем пальмы рисуй. Люди прямо нависают друг над другом, давят, даже падают. Дева в брачную ночь не так жмется к своему суженому, как эти дикие двуногие существа, овладевшие на мгновение таким непрактичным видом транспорта. Наступают другим на ноги, пинают чьи-то сумки и портфели, еще и умудряются из-за чего-то переругиваться с задолбанным водителем. О, какой же прекрасный вид на эту расписную картину открывается снаружи!
Продолжаю удивляться людям. И продолжаю наблюдать за ними – это ведь так увлекательно. Только ледяные порывы ветра иногда возвращают меня в цельнометаллическую реальность.
Я перестаю чувствовать руки. Ветер-озорник уже давно скинул с меня капюшон. Волосы намокли от обилия снега. Ничего. Это нормально, я ведь тоже человек. Я - маленькая песчинка этой густой серой массы. Я, попросту говоря, такой же, как они.
Холод, холод. Повсюду холод.
«Пора домой…» - мелькает в моей ветреной голове единственная здравая мысль.
Действительно, пора. А то так и насмерть замерзнуть недалеко. ОНА все равно сегодня не придет. Как и вчера, и неделю назад… Иногда мне кажется, что она покинула меня, моя Радость, мое вдохновение, моя Муза. Но горячий огонек в груди напоминает, что она обязательно вернется.
Я разворачиваюсь и, не молвив никому ни слова, направляюсь домой. Ничего, можно и пешком пройтись. Не так уж это «старое ветхое здание» далеко. Дом, в котором меня никто никогда не ждет. Только голодный рыжий кот по кличке Римус Хенкпромс. Но он же не в счет, правда?
Снег падает крупными бесформенными хлопьями, мягко ложится под ноги, поскрипывает под тяжелыми сапогами. Холодный северный ветер пробирает до самых костей крепче обычного. Не встретил я еще того человека, кто бы искренне меня понимал. Нет таких людей, да и не нужно. Лучше – быть одному, обыденное одиночество – моя безграничная сила. Придет время – я научусь ею пользоваться.

@музыка: Sistem Of A Down – Aerials

@темы: ориджинал, мое, безуспешная попытка щито-нибудь написать, fanfiction, emotional outburst.

18:35 

Улыбайся. Кто-нибудь может влюбиться в твою улыбку
В ожидании чуда



Я желаю свободы мечтать.

Быль и небыль блуждают по векам,

Разум будто присыпало снегом,

В пустоту – темень мира, кричать:

О том, что ждет меня за чертой,

О том, что ждет меня впереди,

А месяц пляшет за спиной,

Мне в Ад обратно нет пути...

Я желаю лишь светлой любви

Господа, мне ведь много не надо,

Лишь одной посвящать все стихи,

Лишь одной ночью петь серенады –

Чтобы сладкие, терпкие сны

Заключили в слепые объятия

Лишь одну. Чтобы сбылись мечты

И желания, под действом заклятия.

Я хочу жадным взглядом ловить

Хрупкий смех, озорную улыбку,

Я желаю всем сердцем любить,

Ей одной посвящать все ошибки.

В ожидании чуда застыл -

Душу - в клочья, а сердце – в тайник.

О Амур, чья стрела угодила в грудь,

Задушить бы тебя, злой шутник.

@музыка: Skorpionsc - dct tot k.,k. nt,z (сами разбирайте, что тут написано ;""D)

@темы: Стихи, безуспешная попытка щито-нибудь написать, буря эмоций, мое, о непонятной любви, отголоски души., романтика

19:56 

Улыбайся. Кто-нибудь может влюбиться в твою улыбку
Вместо крови – дым,

Вместо сердца – сталь,

И свинцовый блеск души.

Вместо света – мрак,

Вместо сна – туман,

Голос прошлого. В разум - ножи.

А огонь, наш брат, разливает месть

По глазам и по чашам резным,

Чтобы взвиться потом

Ярким жажды клубком,

Принести вам плачевную весть.

Сторонитесь нас, люди,

Бойтесь нас, люди,

Ждите нас, люди,

Ведь мы придем.

@музыка: У безумного стиха должна быть и музыка безумная ХД но подходящей я, к сожалению, не нашел

@настроение: В точности такое же, как и настроение стиха - непредсказуемое.

@темы: эмоции хлещут темным потоком через рану, доктор, мы его теряем, что-то на редкость жуткое, стихи, половинка безумия, отголосок души, мое, буря эмоций, безуспешная попытка щито-нибудь написать

11:43 

Улыбайся. Кто-нибудь может влюбиться в твою улыбку



Как же сложно и просто жить
В скользком мире, где стрелки часов
Бьются в голову ржавым кайлом,
Метрономом пьяных сердец.
Папироса и ванна смолы,
Разжигаешь огонь на ладонь,
Красишь гибкую тень в серебро…
Вспоминая живое тепло.

«Стены мира родного – не клетка.» -
Убеждаешь себя, но не веришь.
Вырываются мысли из склепа,
Где себя ты случайно посеял.
Ты посеял, но жать не станешь,
Ты, мой друг, всем обязан и должен,
Хоть порой забываешь, что где-то внутри
Тихо бьется живое тепло.

Ты живой и ты дышишь,
Слышишь?
Бьется сердце в груди.
Погоди!
Оно было с тобой когда-то –
Твое живое тепло.


Ты хотел научиться летать,
Ты умел когда-то мечтать, (не лги, я знаю!)
Только с губ срывается: «Блять!»
И летит, вниз башкой об асфальт.
Повседневность тебе все привычней,
«Жизнь полна незаконченных дел!»
И толпа безразличием снова
Затопчет живое тепло...

Ты умрешь – о тебе и не вспомнят,
Ведь душа без тепла - пустая.
Все наивное, что в тебе было
Дотлело давным-давно.
Каждый день ты щебечешь о жизни,
Рассуждая, что сдохнуть легче.
Оглянись – за собой что оставишь?
Лихорадочное тепло?

Ты живой и вроде бы дышишь,
Свою лямку, как надо, тянешь.
Ты почти настоящий, слышишь?
Ты посеял, но жать не станешь...


Совместно с Товарищ Медведь. Большое и пушистое спасибо соавтору.

@музыка: Все четыре аккорда.

@темы: безуспешная попытка щито-нибудь написать, буря эмоций, возвращение блудной Музы, делать мне больше нечего, детские мечты, мое, отголосок души, слезливо вспоминаем детство., стихи, эмоции хлещут темным потоком через рану, доктор, мы его теряем

15:23 

Альба

Улыбайся. Кто-нибудь может влюбиться в твою улыбку
Хладное дыхание в плечо,
Обернусь и гляну в пустоту.
Светлый силуэт ЕЕ
Кровью и железом во рту.
Мягким, тихим шагом подошла,
Лукаво заглянула в глаза:
-Что ты выбираешь: жить
Или женихом моим быть?

Альба! Так светел твой силуэт!
Альба! Тебя прекраснее нет…
Альба! Твой взгляд – сухие цветы,
Альба! Владычица пустоты…


С уст моих сорвались слова:
-Ничего не жаль для тебя!
Все отдам, как свадебную дань,
Только ты женой моей стань.
Язык, мой враг, болтливый, шальной –
А слова не птицы, не вернуть.
Заземь, на край света, - за водой,
И теперь один лишь мой путь…

Под своды, где леденеет душа,
Под своды, где смерть , как жизнь, хороша,
К свадьбе, с приходящей Зимой,
К свадьбе, с Дарующей Вечный Покой.


Разум отпустил сон – волна,
Да кому я жизнь продаю?!
Чтоб МЕНЯ держала жена,
От молитв – объятий соловью?!
Мысль промелькнула, и вмиг
В явь я возвратился из сна,
Пусть судьба за это мне мстит,
Только не указ мне она...

Альба! Пусть светел твой силуэт!
Альба! Пускай прекраснее нет…
Альба! Твой взгляд – сухие цветы,
Альба! Владычица пустоты…


Совместно с Товарищ Медведь. Большое и пушистое спасибо соавтору.
Кстати, очень похожий арт. Именно так я себе и представлял главных героев песни - www.artleo.com/images/201204/artleo.com_21096.j...

@темы: что-то на редкость жуткое, совместное ТварьЧестьВо, романтика, появление блудной Музы., половинка безумия, поклон соавтору, песнь одного знаменитого менестреля, но вы его вряд ли знаете, песни, отголосок души, о непонятной любви, мое, буря эмоций

12:24 

Улыбайся. Кто-нибудь может влюбиться в твою улыбку
Здравствуй, поэт. Я знаю, зачем ты здесь.
Пройдя сквозь огонь и лед, ты по-прежнему ищешь.
Сделав знатный глоток бед, не теряешь надежды найти.
Вдохнув пропитанный приторным ядом лжи воздух ночного города, ты не опускаешь рук.
Ты трепетно ищешь Вдохновения.
Так вот, его тут нет.

Не стесняйся, заходи, раз уж пришел.
Устал ты бессмысленно бродить по миру, улыбаясь ветру,
Устал кутаться в рваный плащ, когда плаксивая осень принимает тебя в свои объятия,
Устал смотреть воспаленными глазами на яркое солнце, клубком выкатившееся из-за горизонта.
Ты старательно ищешь Ответы.
Так вот, их даже я не смог найти.
.
Садись. Держи, выпей. Согреешься.
Сквозь бред и сон ты плелся к своей мечте, обходя злость и отчаяние десятой дорогой.
Ты нес в ладонях маленькую робкую жизнь, весело смеясь пыльным дорогам. Безумец.
Ты нес людям радость и счастье, громко читая свои стихи. А взгляд был полон тоски и горечи. Потому что никак не мог отыскать.
Ты лихорадочно ищешь Судьбу.
Не нужно, друг мой. Она у тебя за плечом.

Ну? И чего ты вскочил? Куда собрался посреди ночи?
Успокойся, окаянный. Переночуй здесь. Я предлагаю тебе пищу и кров.
Мне не нужна твоя благодарность и не нужны твои деньги. Хватит с меня и прекрасной улыбки.
Ляг, поспи, дурак. А завтра отправишься на новые поиски за своими безумными идеями.
Ты ищешь настоящего себя.
И ты обязательно себя найдешь.

@темы: половинка безумия, отголосок души, мое, глубокий вздох и святая вера в будущее, возвращение блудной Музы, буря эмоций, белый стих, что ли?, безуспешная попытка щито-нибудь написать, ТварьЧестьВо

09:26 

Улыбайся. Кто-нибудь может влюбиться в твою улыбку
Что может быть зимы прекрасней?

Своим космическим дыханием из пасти

Она полмира обожгла.

Вот манной белой млеют тучи.

А ветер ловит. Как силен, могуч он,

Парящий над столетиями ветер.

А дети! Маленькие дети!

Все, знай себе, резвятся во дворе:

В снежки играют, крепость – стену лепят.

И им не холодно, в их юных душах – лето,

Да сами души их – плетения из света.

О, детская наивность! О, мечта!

И я таким же был когда-то:

Веселым, беззаботным, озорным.

И в Дедушку Мороза верил свято,

И в Лешего, и в волшебство, и в сны.

@темы: стихи, старое., слезливо вспоминаем детство, мое, буря эмоций, большое спасибо редактору

21:07 

Улыбайся. Кто-нибудь может влюбиться в твою улыбку


О дурной любви к Зеркалу. О привязанности к собственному отражению. О спорном существовании материального. О фантазии. И, в конце концов, о вредном воздействии травки на разум человечий.



Полыни горьше мои чувства
К тебе – любимой и прекрасной
Такой холодной, дикой, властной,
Веселой, озорной и.. разной.

Что пожелаешь – все бы отдал,
Улыбки, ласку, взгляды и тепло.
ЗДЕСЬ ты не настоящая. Но.. к черту..
Ты есть. Спокойно тут. И тихо. И темно.

Наверное, я тоже чей-то сон? И правда, кто я?
«Никто. Любимый мой, желанный, ну же?
Останься здесь. В реальности кому ты нужен?!» -
Истерика. Я разбиваю Зеркало о душу.

Я разбиваю Зеркало. Осколки
Царапают ладонь, глаза и веки. Безумцем
Я выбираюсь медленно из вязкой неги
И просыпаюсь.
Вопреки.
Навеки.

@темы: что-то на редкость жуткое, стихи, отголосок души, мое, возвращение блудной Музы, буря эмоций, бред сивой кобылы, безуспешная попытка что-либо написать, ТварьЧестьВо.

13:32 

Сказка Кота-Баюна

Улыбайся. Кто-нибудь может влюбиться в твою улыбку
Опасное занятие – ступать за порог, на секунду дашь волю ногам – и неизвестно куда они тебя приведут. (с.Бильбо)




Одинокий, одинокий путник,

Куда путь, светоокий, держал?

Ты по свету лет двадцать скитался...

И позорно в канаву упал.

Черной тропью ты шел, не сдавался,

Ты со смертью встречался в пути.

На волков - без ножа бросался...

Сердце яростно билось в груди.

А теперь? Что с тобою случилось?

Оступился ли ты на ходу?

Ведь душа в путь-дорогу стремилась...

Но любовь повстречал на беду.

Ее голос в душе раздавался,

Звонкий голос остывшей зари.

За Любовь ты бездумно сражался,

Заключая со Смертью пари.

И случилась беда нежданно-

Ведь исчезла девчонка - судьба.

Это чувство так близко к обману…

И запылены страстью глаза.

Ты усердно искал – но все тщетно.

И всего себя измотав,

Ты вздохнул: "Любовь безответна.

Зря мечту свою в кровь разодрал."

***************************

Одинокий, светлоокий странник.

Где ты прежний? Был молод, свиреп…

Ты по свету лет двадцать скитался,

Ты забылся старик, ты ослеп.

Бог простит. Упокойся с миром.

У могилки твоей слышен плачь...

Были те, кто тебя любили.

Значит, сам ты себе палач.

**************************

Так закончилась грустная сказка.

Так закончилась чья-то судьба

Дам я, друзья, вам подсказку:

Любовь не приходит одна.

Даже самый бесстрашный воин

Перед женщиной - просто дурак.

Не сказал, что не надо влюбляться.

Просто будьте умны. Вот так.

@темы: что-то на редкость жуткое, стихи, старое, романтика., половинка безумия, отголосок души, о непонятной любви, мое, грустная сказка, возвращение блудной Музы, буря эмоций, безуспешная попытка что-либо написать, ТварьЧестьВо

13:37 

Улыбайся. Кто-нибудь может влюбиться в твою улыбку
Бежать, кричать, продираясь к своей цели.

Нету времени ждать тех, кто не успел. И

В обгон, вперед, под покровом ночи,

Меж мертвой вони болот, скрестив насмерть мечи.

Свят, свят, свят. И ни шагу назад

До последней межи. А дальше - сквозь рубежи.

Свят, свят, свят. Через боль, на закат,

Снова вперед - в последний поход.


Сквозь сон и сквозь боль, из последних сил - вперед.

Собери свои сопли - нам в последний поход.

Сердце бьется быстрей, алые губы горят,

Этот взгляд ядовит. В зубы молитву -

Свят, свят, свят…

@темы: храбрость и благородство, стихи, мое, глубокий вздох и "святая" вера в будущее., безуспешная попытка щито-нибудь написать, Возвращение блудной Музы

13:40 

Гимн Лучинке

Улыбайся. Кто-нибудь может влюбиться в твою улыбку


Хочешь ты найти ответ

На столь волнительный вопрос:

Где то место на планете,

Где ни грусти нет, ни слез?

Стоит лес видений полный -

Дуб, береза, клен, сосна…

Это место так волшебно -

Лучинка!

Рай. Здесь рай летних каникул.

Царство Сказки и Любви.

Радость дружбы и улыбок,

Звезды летние зори.

Рай. Все с песнею в придачу

Будут это повторять.

Рай. Хочу. Хочу на дачу,

Тут еще раз побывать.

Эй. Ребята из Полтавы,

Эй. Ребята из Москвы,

Если будет хоть минутка:

Всем приезжим рады мы.

Здесь есть море, только в небе,

Есть кораблики – мечты,

Океаны здесь фантазий,

И фонтаны из листвы.

Здесь улыбчивое солнце,

Тут спокойная среда,

Даже хочется, ребята,

Здесь остаться навсегда.

@темы: мое, гимн Лучинке, ТварьЧестьВо.

11:24 

Улыбайся. Кто-нибудь может влюбиться в твою улыбку
Автор: Патлатый
Бета: Мертвый Лось Алеша
Название: Небольшое собрание Мэри и Марти Сью
Фэндом: Ориджинал
Персонажи: Много, очень много очаровательных Мэри и Марти. И с каждой главой их количество растет
Рейтинг: пока что G
Жанры: Джен, Романтика, Юмор, Фэнтези, Психология, Философия, Пародия, в некотором роде - Стеб.
Размер: мини
Статус: в процессе написания

Описание:
Драбблы. Небольшое собрание всевозможных Мери и Марти, разных возрастов, разных народов, с разными способностями, плюсами и минусами (хотя какие минусы, когда твоя фамилия - Сью?). Они будут по очереди попадать в разные передряги, искать приключения на мягкое место и томно вздыхать, задумавшись о бренности бытия. Добро пожаловать в наш жестокий мир, путник!

Посвящение:
Всем дорогим и горячо любимым юным авторам. Не повторяйте чужих ошибок, меньше зависайте за компьютером, больше читайте книг и развивайте свой межушный ганглий, нагло занявший законное место мозга. Последний у вас все равно не появится.
А еще я посвящаю это собрание своим «папочке и маме», просто за то, что они есть. Медведь и Лиса, если будете проходить мимо, помните: вы всегда желанные гости.

Публикация на других ресурсах:
С разрешения автора.

Примечания автора:
Мы так привыкли видеть всеми обожаемых Мери и Марти на пикниках, в школах, на дискотеках, в ресторанах, в разнесенной к чертям квартирах из-за любовных ссор... А вы представьте, задумайтесь хотя бы на миг, как же любимцы богов выглядели в Средневековье, как выживали? Только не спешите с выводами насчет того, что появись они на главной площади какого-нибудь захудалого городишки, на них бы тут же накинулась святая инквизиция. Как же святоши их поймают? Они ведь Мери и Марти!
Мы привыкли видеть наших горе-героев именно в нашем, современном мире. Хотя как по мне, мир в конце XI - начале XVI столетий просто идеально подходит любимым Сью! Просто потому, что Средние века наполнены радостью трактирных песен и плясок, велеколепным волшебством, всевозможными странными существами (добрыми или не очень), и сотнями бесконечных кровавых войн.
Ей, Средневековье! У тебя еще нет Мери и Марти? Нет, что, серьезно? Ну тогда берегись, мы идем к тебе!


***

Барышня сидела на дереве и с удовольствием поедала спелое яблоко, накануне украденное из королевского сада, который удобно расположился в центре столицы. Не сказать бы, что девушка со странным прозвищем Нота была воровкой.. Но зато она до безумия любила яблоки, а отсутствие денег иногда подталкивало ее к незаконным и грешным действиям, дабы во что бы то ни стало заполучить божественный фрукт.
В королевском саду выращивали очень необычный сорт яблок, которые до умопомрачения нравились барышне. И правда, зачем ей гнилые, червивые или побитые градом яблоки с рынка? Да, добыть любимый сорт было той еще задачкой, однако не стоит выбирать легких путей, верно?
Яблоко было вкусное и очень кислое. Нота любила кислые яблоки. Ела медленно, с нескрываемым наслаждением, но все удовольствие портило осознание того, что совсем скоро лакомство закончиться и барышне вновь придется бегать от стражников по всему городу, восклицая весьма обидные вещи в их адрес, за что они уже имели весомое основание запереть наглую бестию в темницу. Бестией Нота, как не странно, не являлась. Она была самой обычной эльфийкой, даже не чистых кровей. Спокойная, пускай и не очень-то дружелюбная, талантливая (а вы не слышали? У нее прекрасный голос), любящая жизнь и ревностно ее защищающая.
Никто не знает да и не стремиться узнать ее настоящего имени. А прозвище, видимо, получила за прекрасный род деятельности: пускай ни на одном инструменте Мэри Сью играть не умела, ее голос всегда забавлял и веселил публику. Как ни странно, в знаменитых песнях девушки вовсе не было слов. И называла она их «вокализами».
Доев лакомство, барышня спрыгнула с ветки старого дуба и неспешной походкой, пританцовывая и что-то тихонько напевая себе под нос, направилась к старому трактиру «У теплого очага». Там ее ждет трактирщик, ждет публика, ждут песни и пляски, и, может быть, ждут спелые, вкусные, сочные, ароматные, божественные и ни с чем не сравнимые яблоки.

***

Тем временем в королевском дворце сегодня все утро царил хаос. Кухарки сновали по кухне туда-сюда, слуги трудились, не покладая рук. Каждый был занят чем-то очень важным и непосильно тяжелым. Даже король – и тот мерил свои покои большими шагами, то и дело нервно расправляя усы и почесывая в задумчивости короткую седую бородку. Спрашивается, что за безумие здесь творилось? А ответ был весьма прост: всеми любимого молодого и обаятельного принца Вильгельма женили на прекрасной заморской красавице, пусть она таковой и не являлась. Торжественные приготовления начались еще месяц тому назад: король – его величество Сигизмунд III - велел соткать сотни алых ковров, на которых шелковыми нитками обязательно должны быть вышиты белая лилия и тусклый шиповник – герба королевств, которым предначертано было сегодня воссоединиться. Еще он заказал тысячи бочонков отменного вина из столицы, хотя сам после смерти королевы не выпил ни глотка спиртного. На прекрасную праздничную одежду для не менее прекрасного сына, Сигизмунд потратил столько золотых монет, сколько не было у всех герцогов, графов и баронов королевства вместе взятых. Бесчисленные ряды столов, покрытые белоснежными скатертями, ломились от огромного количества вкусных и знаменитых яств: национальных и заморских, обычных и экзотических, кислых и сладких… словом – всевозможных. Зал, в котором должен был начаться настоящий пир, настолько хорошо помыли, приукрасили, что он казался ослепительно чистым и невероятно красивым. Свадьба обещала быть незабываемой.
«А как же принц Вильгельм? - спросите вы, разглядывая богатое убранство принца, которое служанки аккуратно сложили в дорогой сундук; и зал, где должно было состояться торжество. - Где он, и почему о нем автор не замолвил и словечка?»
Его высочество тем временем разгуливал по королевскому саду, прислушиваясь к чудесному пению птиц, и тихо вздыхал, печалясь непонятно чему.
- Говорят, что принцесса, на которой я женюсь неописуемая красавица. Говорят, что родители ее невероятно богаты и имеют в наличие огромный королевский флот. Этот брак будет весьма полезен нашему королевству. Например, в случае войны или другого подобного мероприятия, обладатели герба с изображением тусклого шиповника могли бы прийти нам на помощь… Я – будущий король, я должен защищать свой народ и поступать исключительно так, чтобы все мои действия были во благо всем жителям королевства! - такие благородные фразы крутились на языке у Вильгельма, пока он расхаживал между клумбами с цветами, мысленно проклиная этот чертов день и дурное решение отца. Ну о каком благородстве и жертве собственной судьбой во благо необразованному народу, который еще даже не стал своим, может идти речь, когда юношеское сердце желает воли и свободы мечтать, обернуться сизой птицей и улететь куда-нибудь далеко-далеко, за море, в небытие?
- Ваше высочество?
Парень оглянулся, грустно улыбаясь своей старенькой служанке Арише, которая нянчила и воспитывала его с младенчества. Родители принца всегда были заняты своими неотложными государственной важности делами, они редко навещали своего сына и были для него практически чужими людьми. Даже когда умерла королева, которую юноша видел всего-то четыре раза в жизни, он почти ничего не почувствовал.
А вот Ария была для Вильгельма как мать, пусть он об этом никогда и никому не говорил. Добрая, совсем не строгая, очень милая и вежливая - она всегда, сидя у камина холодными зимними вечерами, рассказывала маленькому глупому непоседе сказки о королях и принцах, о прекрасных принцессах и страшных чудовищах. А еще у Арии была внучка с дивным именем - Альенора. Она всего года на два была младше своенравного мальчишки. Девочка и его высочество всегда вместе играли, бегали по зеленой траве, веселились, рассказывали друг другу страшные истории, придумывали вместе новые, чтобы потом запугать всех сыновей и дочек служанок… А потом, когда ребята немного подросли, на смену дружбе и веселью пришло иное чувство. Грустное, но такое сладкое и тягучее. Альенора всегда краснела, когда Уильям шептал на ушко слова любви, дарил ей белые розы (ее любимые), улыбался или просто долго смотрел в глаза. А он всегда смущался, когда видел, как его возлюбленная горюет о чем-то своем, свернувшись в клубочек где-нибудь в саду под вишней. Никто во дворце не знал об их странных, болезненных чувствах, даже мать мудрой девочки. Это была личная тайна, которую Нора и Уильям делили на двоих.
Забывшись прекрасными воспоминаниями, Вильгельм не заметил, как из-за спины няньки выглянула Альенора, и внимательно посмотрела на возлюбленного. Выглядел он просто ужасно, хотя своей привлекательности и красоты не растерял: в темно-зеленых глазах плескалась старая, словно мир, тоска и страх перед будущим, веки стали тяжелыми, на белом лбу появился ряд ненавязчивых морщинок, а темные мешки под глазами говорили только об одном – молодой принц давно уже потерял сон.
- Ваше высочество, - вновь робко позвала его матушка Ария, напоминая о своем присутствие. – Пришла вас навестить моя внучка. Может ли она нарушить тягостность вашего одиночества?
Парень встрепенулся и удивленно уставился на веселую Альенору, которая очень ласково и понимающе ему улыбалась.
- Да, конечно, - кивнул юноша, еще не поборов искреннего удивления от визита столь милой его сердцу особы. Старая нянюшка тут же развернулась и неспешно побрела назад, во дворец. Она решила дать молодым людям спокойно попрощаться. Пусть они держали свои чувства в строгой тайне, но мудрая женщина не могла не заметить, какие взгляды бросали друг на дружку дети, когда она отворачивалась. Ария ничего не говорила внучке и маленькому принцу, решив не вмешиваться в их личные дела и проблемы. Им пора было взрослеть и делать свой выбор, не важно, правильным он окажется, или нет. А сейчас их ждало самое трудное испытание – они непременно должны расстаться. Саму нянюшку, тем временем, ждали неотложные дела во дворце.


***

- Ты женишься, - шепнула девушка, открывая возлюбленному неожиданную истину, стоило только старой нянюшке скрыться из виду.
- Женюсь. – Кивнул юноша и тяжело вздохнул, мысленно сетуя на то, что даже любимая девушка лишний раз ему об этом напоминает.
- Так почему же ты так расстроен, глупый? У тебя ведь целая жизнь впереди! Свадьба – это не конец света, Уил! – однако, голос ее звучал совсем не искренне.
- Но конец счастья – того, которого я так и не успел как следует испытать. Нора, я ведь только тебя люблю. И не нужен мне никакой престол, никакой королевский флот или глупый лопоухий народ. У тебя, моей единственной, такой заразительный, прекрасный смех, такая ослепительная улыбка, такие красивые, блестящие глаза! – снова вздохнул, совсем тихо добавив: – Только плохо, когда они блестят из-за слез.
Девушка на секунду замерла, словно собираясь с мыслями, ведь слова юного романтика и поэта немного ее смутили. Потом снова заговорила, быстро, чувственно:
- Не у единственной. Ты в сотню, нет, в тысячу раз прекраснее меня. Ты – самое яркое созвездие МОЕГО мира, самая звонкая струна МОЕЙ лютни. Признаться честно, я дико ненавижу твою будущую жену и от чистого сердца, как ни грешно это звучит, желаю прокрасться к вам ночью в спальню и придушить ее, пока слуги не видят.
Все это было выпалено на одном дыхании, а потом девушка, которая весь этот месяц держалась благодаря лишь любви и безумию, словно по мановению руки, залилась краской, а глаза наполнились слезами.
Вильгельм наклонился так, чтобы его уста были напротив ее, и тихонько сказал, хриплым, сбитым от волнения голосом:
- Сбежим?
Барышня подняла лукаво искрящиеся глаза. Постойте, а куда же делись слезы?
- Вдвоем!
- Ну конечно.
- И будем вместе навсегда!
- Даю слово! – принц, было, потянулся за легким поцелуем, который должен был скрепить обещание, но девочка посерьезнела и отодвинулась от молодого и горячего человека подальше.
- Нет. Не сбежим, - отрезала она.
Озорник-ветер играл в черных волосах Альеноры, кидал их на худое, но бледное лицо и вновь отбрасывал назад. Голубые глаза больше не казались тусклыми и пустыми, теперь в них плясал какой-то странный огонек, которого никогда раньше не замечал Вильгельм. Он и сейчас его, по правде, не замечал – слишком уж занят был собственным возмущением.
- Ну почему?! – почти выкрикнул он, но, опомнившись, тут же понизил голос. – Почему, Нора? Мы ведь любим друг друга!
- Да потому что, узнав о пропаже жениха, красавица-невеста, пожаловавшись на невоспитанного принца папочке, начнет войну. Ну неужели ты не понимаешь? Или ты настолько безразличен? – барышня смерила любимого презрительным взглядом.
Вильгельм задумался. Действительно, его опрометчивый поступок может оказаться замечательным поводом для начатия кровопролитной войны. А народ будущего короля был настолько истерзан набегами безжалостных пиратов и лесных разбойников, что вряд ли смог бы выстоять против королевского флота принцессы Джессики и ее отца.
- Но должен ведь быть хоть какой-нибудь выход! – взвыл парень, воздев руки к небу. – Любой! Самая крошечная лазейка! В сказках главные герои никогда не сидят, сложа руки. Они действуют. И все равно, насколько сложная задача им поставлена: убить дракона, спасти принцессу, сразить врага или благородно умереть.
Во время его пламенной речи, Альенора стояла, опустив голову и широко распахнув глаза. Желанный принц только что сам, даже не осознав этого, придумал план их дальнейших действий. При этом, план простой и доступный, который при исполнении будет смотреться и вправду реалистичным.
- Есть одна идея… - чуть помедлив, задумчиво изрекла Альенора. – Но она тебе явно не понравится.
- Ну?
- Не нукайте на меня, ваше высочество, - улыбнулась она. – Иначе я не поделюсь с вами своим гениальным планом.
Принц давно мог послать наглую молодую служанку куда подальше, но то ли из любви к ней, то ли из-за снедающего его разум любопытства, тут же замолк и приготовился слушать.
- Ты должен умереть, - заявила мудрая девчонка, внимательно глядя в карие глаза. Принц начинал уже кое-что понимать и его губы медленно растягивались в кривой, непривычной для него, улыбке. – На некоторое время.


***

Нота внимательно разглядывала угрюмых стражников в сверкающих латах, которые вот уже второй час молчаливо стояли около заветных ворот, подпирая своими волосатыми спинами каменные стены, будто те могли в любой момент упасть. О том, волосатые спины у двух «неразговорчивых статуй» (так про себя их величала Нота), или нет - эльфийка могла только догадываться. Однако ее это сейчас мало волновало. А еще меньше ее волновало то, что разговорчивыми статуи и вовсе не бывают.
«Заветные ворота» вели в «заветный» сад, где росли не менее «заветные» яблоки. Но вы попробуйте, будучи обычным вором, пробраться в королевский сад, когда у вас начинается «яблочный дефицит», в сопровождении которого следуют легкая депрессия и странная слабость. Ноте было очень трудно жить на белом свете, потому что вышеупомянутый «дефицит» у нее начинался каждые два часа.
Наконец, в голове у барышни начал созревать, пускай сумбурный, но хоть какой-то план действий:
«Так, стражников всего два, - рассуждала Мэри Сью. – Меняется караул каждые шесть-семь часов, если память мне не изменяет. Значит, сейчас мне нужен либо какой-нибудь хитрый способ, чтобы выманить бессердечных тварей подальше от ворот. Вопрос только: что делать дальше? Ворота-то заперты и стража по ту сторону тоже имеется, это я отлично помню. Пробовать перелезть через стену – глупо. Я хочу яблок, а не свернуть себе шею! Ладно. Где наша не пропадала, правда, Нота?»
И додумав свою мысль, которая толком ничего Ноте не дала, барышня вылезла спокойно из своего укрытия (укрытием служил большой ствол старого дуба, который своей замечательной листвой скрывал Мэри от лишних глаз и давал возможность видеть, что творится снаружи), и направилась к стражникам. Те с подозрением и некоторым недовольством на нее поглядели сквозь щелки забрала, но ничего не сказали.
- Дорогие господа, доброй судьбы вам! - жизнерадостно поздоровалась с ними эльфийка, еще толком не зная, что хочет сказать.
- Чего надобно? – у стражника, который стоял справа, оказался довольно высокий юношеский голос. Видимо, старые добрые знакомые воровки, которые днем гонялись за ней по улицам, грозясь оторвать голову, а по вечерам угощали в трактирах элем, вновь отправились в дешевое заведение «опрокинуть кружку-другую» с родимыми друзьями.
А ЭТИХ молокососов, которых они оставили вместо себя, Мэри не знала. Значит, и они не знали Мэри. Итог: в рукавах ее рваной рубахи спрятано несколько козырей сразу.
В глазах у барышни заплясал недобрый огонек.
- Ты со всеми девушками так обращаешься, мальчик? Наверняка тем, кого за попу ненароком щиплешь, ты говоришь что-нибудь на подобии «свет мой, голубушка», а не «чего надобно»? – скорчив обиженную гримасу, фыркнула воровка.
Парень переглянулся со своим напарником, и они вместе расхохотались, от избытка чувств хватаясь за животы.
- А я, может, девушек и не щупаю.
- Тогда, вероятно, парней? – ухмыльнулась Нота.
- Если даже так? Тебе какая разница.. эээ, девица-красавица. А ты кем будешь?
- А я, к твоему сведенью, служанка ее высочества Джессики. Меня прислали во дворец до прибытия госпожи, чтобы я успела все подготовить к ее приходу. – С умным видом солгала Мэри.
- Ну да, как же, - отозвался второй стражник. – Слушай, служанка, тут к приезду ее высочества все приготовлено. Тебе чего, заняться нечем? Так я в этом вопросе могу помочь.
- Он - может, - мечтательно кивнул первый. - Соглашайся.
- О, непременно, – ласково отозвалась Нота, мысленно придумывая самую страшную смерть для этих конченных ублюдков. Она вообще мужчин, как таковых, просто ненавидела. Ничего личного. Правда. – Загляните сегодня вечерком ко мне в комнату. Я буду вас ждать. Только для начала впустите. Ибо, клянусь, Джессика Великолепная найдет вам лишнее местечко на эшафоте.
Как известно всем, принцесса Джессика Великолепная славилась своей жестокостью и любовью расправляться с редкими негодяями, ворами и убийцами. А так же – с предателями, еретиками и просто не нравящимися ей людьми. Честно говоря, гордая эльфийка сама ее побаивалась. Но сейчас ей позарез нужны были яблоки. А ради яблок она готова была пойти на все.
- Ладно. – Сдался, наконец, первый стражник, за что заслужил прекрасную улыбку Ноты. Второй лишь молча кивнул, отпирая ворота. – Только знай, если чего натворить вздумаешь – мы - королевская стража - всегда начеку.
- Боги упасите. – Нота закатила глаза, а когда перед ней распахнули ворота - прошествовала по королевской аллейке, за которой был расположен высокий замок и любимый сад, где росли вкусные, сочные, волшебные яблоки.
Итак, еще один человек очутился на территории дворца, даже не представляя, что совсем скоро изменит всю историю и перевернет вышеупомянутую вверх дном.

***

Продолжение следует.

@темы: ориджинал, мое, ТварьЧестьВо, Средневековье, Мэри Сью и Марти Сью.

18:59 

Улыбайся. Кто-нибудь может влюбиться в твою улыбку
Стоит ли что-то в своей жизни менять?
Стоит ли менять свое отношение к жизни?
Или еще рано?
Уже слишком поздно.


Вы смотрите друг другу в глаза. Молча. А что говорить, когда слов пугливая стайка в один взмах коротеньких крыльев взметнулась в ночное небо? И будто исчезла в пушистых хлопьях холодного снега, растворилась в густой манне земной суеты. Ты тихо, ненавязчиво спрашиваешь, можно ли тебе как-нибудь исправить положение.
«Нет, - думает она, вдыхая едкий дым и тут же выпуская его из легких. – Уже слишком поздно».
Ты раздраженно вздыхаешь, отводишь взгляд.
Тебе надоел этот цирк, ты стоишь у кассы, прячешь лицо в теплый шарф и тычешь кассиру билет, требуя возврата денег. А кассир качает головой, кассир улыбается.
«Нет, - говорит кассир. – Уже слишком поздно».
Ты мечешься по грязной улице. Пристаешь к прохожим, требуя от них объяснений. Ты желаешь узнать, в чем же заключается смысл твоих печали и страданий. За что? За что тебе это безумие?
А люди спешат поскорее уйти, что с их стороны действительно будет правильным. Не слышать, не видеть, не знать тебя. А может, - промелькнет на мгновение в их сознании, - помочь тебе?
«Нет, - думается им. – Это тяжелый случай».
Ты падаешь на колени, тонкие джинсы намокают от мокрого, грязного снега, а толстовка - от горячих, соленых слез. Неужели никому… совсем никому не нужен?! Неужели никто не подойдет, не протянет руку, не поможет подняться?
«Нет, - смеется ветер. – Ведь уже слишком поздно».
И ты сдаешься. Ты отчаянно обхватываешь себя руками. Перестаешь понимать, где реальность, а где – сон, забываешь, что где-то внутри находится живое тепло. Не перестаешь только думать: «Никому. Никому не нужен...»
Звук медленных шагов, снег забавно поскрипывает под тяжелыми сапогами. Кто-то, кому вдруг стало не все равно, опускается рядом на корточки и говорит с тобой. Теплое дыхание незнакомца обжигает замерзшие щеки.
Вставай – говорят тебе. Пойдем – говорят тебе.
«Нет!» - отвечаешь ты, невесело рассмеявшись, не открывая глаз, не поднимая взгляда на великодушного собеседника.
«Нет.» - Произносишь ты, уткнувшись лицом в колени, хотя не слышишь чужих уговоров.
«Нет…» - одними губами шепчешь ты, беззвучно плача. Тебе показалось.
Рядом никого не было и нет. Просто ты сходишь с ума. И все.
"Нет. Уже слишком поздно".

@темы: эмоции хлещут темным потоком через рану, доктор, мы его теряем, что-то на редкость жуткое, сопли, половинка безумия, отголосок души, мое, еmotional outburst, возвращение блудной Музы, буря эмоций, боль-отчаяние, ангст, а давайте спустим душу в унитаз, ТварьЧестьВо

16:31 

Колыбельная

Улыбайся. Кто-нибудь может влюбиться в твою улыбку



Улицы пустынны, улицы безлики,
Робко светят в лужи блики-фонари.
Спи, малыш, спокойно,
Не найдут улики. Не поймают беса.
Полночь. Алтари.
Злу совсем не спиться.
Зло скрипит зубами.
Чувствуешь, по коже пробегает дрожь?
Зло тебя минует.
Зло тебя не тронет.
Только ты, малыш, сам его не трожь.

Лунная дорожка стелиться и вьется.
Хочет уволочь тебя в сумрачную даль.
Монстр под кроватью
К колыбели рвется
Спи, малыш.
Покрепче глазки закрывай.
Лунная дорожка стелиться стихами,
До рассвета ждать осталось полчаса.
Спи, малыш, спокойно.
Главное дождаться солнца. Ветра. Жизни.
И утра.

Спи, малыш, спокойно…

@темы: что-то на редкость жуткое, стихи., мое, ТварьЧестьВо

21:08 

Улыбайся. Кто-нибудь может влюбиться в твою улыбку
Растерян и слаб. Закончились слезы и пьеса.
Ты стонешь, и воешь. Горишь. Ну а смысл? Не верят.
Себе говорил: «Я совсем из другого железа».
Скажи, каково злость соплями и ссорами мерить?
Ты был таким сильным, красивым, и смелым, и добрым,
Но что-то случилось, сломалось, навеки куда-то пропало.
И ты изменился. Стал диким и очень холодным,
Совсем как железо, как ломтик чужого металла.
На вид и не скажешь: такой же, как был, только бледный.
Лицо похудело, мешки-синяки под глазами.
На вид и не скажешь. Но все называют «бедным»,
Жалеют, тоскуют по прежнему. «Что это с вами?
Вы, сволочи, сами меня таким сделали. Сшили
Из нервов, наушников, музыки, страха и бреда.
Вы мучили, путали, резали, чуть не убили
Забрали надежды и мягкие лучики света.
Осталась мечта. Но мечта эта темная, злая –
За все отомстить. Возместить. А потом… а потом догореть.
Проснуться ребенком. Недетский свой сон вспоминая,
Тянуться ручонками к маме и громко реветь».


@темы: а давайте спустим душу в унитаз, злое, мое, стихи, странное, эмоциональное

01:06 

Улыбайся. Кто-нибудь может влюбиться в твою улыбку
Я утонула в мыслях. Что такое?
Я умерла, или опять живу?
Спорхнула бабочка.
А я заснула.
Спорхнуло вдохновение.
А я заснула.
Звенит будильник.
Подожди.
Я сплю.

@темы: мое, стихи

19:15 

Улыбайся. Кто-нибудь может влюбиться в твою улыбку
Я всего лишь стояла на платформе в метро. Смотрела на мелькающие передо мной вагоны. Считала их, пусть и неосознанно, как люди считают прожитые годы, когда они уносятся далеко-далеко в темные тоннели, где даже память не может их найти.
Я стояла в стороне и ждала свой поезд. Мой поезд должен был увезти меня отсюда. Туда, где человеческой душе нет места. Туда, где меня никто никогда не найдет и не достанет.
Я ждала, ловила на себе случайные взгляды прохожих. Они не задерживали меня в своей памяти, я словно проходила через какой-то фильтр, и они меня тут же забывали. Мысленно возвращались к своим важным делам, или вовсе ни о чем не думали.
Бездумные лица – это самые отвратительные, самые уродливые лица на свете. На них нет ни тени эмоции, ни проблеска разума. Такие люди кажутся неживыми, пластмассовыми. Наверное, если их вскрыть – они окажутся абсолютно пустыми, как куклы.
Я хотела бы спрятать лицо в шарф. Тот, что мама связала. Теплый. Но я его оставила дома. Там, куда больше никогда не вернусь.
Я ждала поезд.
Шумели поезда, проходя мимо, толкались люди, уносимые толпой куда-то вглубь вагона. Отдавленные ноги, недовольные и жалобные возгласы. Вот они – звуки жизни. Вот что значит теперь – жизнь.
Люди приезжали и уезжали, слишком безразличные, чтобы обратить на меня внимание. А я ждала свой поезд. Он опаздывал. Он вообще мог не прийти.
Но в этом и суть человеческой надежды – ожидание. Вера. Потраченное время.
Я верила, что он придет. Через минуту, через час, через два дня, или намного позже. И мысленно куталась в мамин шарф.
Я ждала именно свой поезд.

@темы: мое, эссе

Грозовой шквал

главная