Улыбайся. Кто-нибудь может влюбиться в твою улыбку
Автор: Патлатый.
Фэндом: Ориджинал.
Персонажи: Мальчишка\люди.
Рейтинг: G .
Жанры: Ангст, Психология, Философия, Повседневность, POV .
Размер: Драббл, 2 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен.

Описание:
Сколь примитивен повседневный водоворот жизни, сколь жалки люди, которые поддались такому быстрому течению реки Бытия. Особенно в глазах безымянного прохожего, мальчишки, "затерявшегося" среди толпы. Серая масса лиц безразличных прохожих, холодная и неприветливая весна... Говорят, человек может искренне любить. А этот малый научился искренне ненавидеть и призирать госпожу Повседневность. Не добьет ли его одиночество?
Посвящение:
Госпоже Повседневности.
Публикация на других ресурсах:
Только с разрешения автора.
Примечания автора:
В некоторой степени автобиографическое. Извиняюсь, если мой быстротечный поток безумных мыслей и идей несколько повредил вашу психику.


Презренная суета вокруг. Все люди спешат по своим неотложным и жизненно необходимым, по их мнению, делам. А что же тут такого не нормального? Против чего я восстаю? Почему бы и мне не поддаться столь быстрому течению реки жизни, этому осточертевшему водовороту повседневной рутины и стать, наконец, таким, как все?
В пересохшем горле застревает звериный рык: « Никогда!».
Снег падает крупными бесформенными хлопьями. Холодный северный ветер завораживает, замораживает, пробирает до самых костей крепче обычного. А что, если не в этом дело? Если мне так морозно и безрадостно не по этой причине? Тут нечто более глубокое, более непонятное для остальных, более неприятное них…
Иногда меня посещают слишком печальные мысли: мне кажется, что лишь в моей душе бушует буря. А все люди, проходящие мимо, все улыбки, звонкий смех и разговоры, - все это ложь. Они, - по крайней мере их большинство, - пустышки, не имеющие понятие о Прекрасном, о Дивном, о Главном. Так уж карты легли - не встретил я того человека, который искренне меня бы понимал. Нет таких людей. Да и не нужно. Лучше – быть одному, ведь обыденное одиночество – моя безграничная сила, моя отстраненность, моя чудесная возможность взглянуть на мир с нейтральной стороны. Придет время – я научусь ею пользоваться.
Солнце – ослепительный лик бога - давно померкло и скатилось клубком за рыжую полосу горизонта. Быстро? Кто знает, я уже давно потерял счет времени… Сколько я уже здесь стою: один, прислонившись к ледяному электрическому столбу, неподвижный, как статуя, нырнувший с головой в свои мысли. Свет – тьма, слякоть – лед, все в себя впитала туманящая разум повседневность. Даже весну. Даже надежду. Почти мертвый. Только теплится еще в груди ласковый теплый огонек, больно обжигающий замерзшее тело. А может, не стоит хоронить себя раньше времени?
Усмехаюсь. Довольно-таки криво. Саркастически? Вовсе нет. Просто насмешливо. Мне одновременно смешно и горько наблюдать за жизнью на улице. Вон, у входа в метро уже надцатый час подряд стоит замерзшая до полусмерти девушка и отчаянно тыкает под нос выходящим из метро людям свои чертовы цветные рекламки. А поодаль стоит на коленях старушка и просит людишек хоть немного раскошелиться. Непрерывно молится, просит бога помочь. А бог не слышит. И люди, к слову, тоже. Безразличные, они проходят мимо нее, некоторые отворачиваются, стараясь не замечать, а другие наоборот – показывают пальцем, хихикают. Ну и где ваш бог, люди? Где он, когда вы так нуждаетесь в нем?
О, Всевышний. Кем бы ты ни был и как бы тебя не называли, какие бы заповеди не приписывали к тебе, обрати свои очи в этот захудалый район, помоги тем, кто в этом нуждается! Ты ведь создал Землю и этих двуногих тварей, так не бросай же их на произвол судьбы. Что ты, прямо как ребенок, которому давно осточертели старые потрепанные игрушки. Вспомни, кем ты являешься, Боже!
А люди недовольно на меня косятся. Будто слышат мои тихие мысленные стоны. Чувствуют, что я тайно богохульствую, укоряют, обвиняют, упрекают в чем-то.
Вот из метро хлынула очередная толпа уставшего народа. Все возвращаются с работы, все уже мечтают о теплом чае и о многих других прелестях жизни.
Люди разные и каждый человек – индивидуален? Какой сладкой лжи вы учили меня, Ольга Григорьевна. Вы и сами верили в это до последнего. Они во всем одинаковые, дорогая моя. Как матрешки. Лица, действия, желания – во всем.
Улыбка становится чуть шире.
Как забавно наблюдать за людьми, которые шарахаются, стараются поскорее пройти мимо, только завидев мою гримасу. Потому что им страшно. Потому что они боятся увидеть в моей усмешке, в моих злобно сощуренных глазах нечто большее, чем привыкли видеть на лицах безымянных прохожих. Вечно они стараются избегать тех, кто не похож на них. Зачем им лишние неприятности, приключения на задницу, грустные случаи? Им и без них комфортно: дом, машина (или ее отсутствие), семья, работа, телевизор, чашка чая, рюмка водки…
«Нате, люди, дар от Бога-Господа. Вам ведь больше ничего не нужно для счастья, так ведь?»
Конечно, лучше пройти мимо. Кому придет в голову сумасшедшая идея подойти к постороннему человеку и поинтересоваться, почему он грустит или плачет? Разве что, пьяному? Зачем искать себе неприятности в глазах маленького, ненавидящего весь этот чертов мир, мальчика? Кому какое дело до меня? Не слишком ли я высокого о себе мнения?
Тусклым светом зажглись фонари. Таким печальным, угасающим светом, который не дарит ни тепла, ни радости. Как все мрачно. Как мрачен этот «прекрасный мир». Что за холодная и ничуть не приветливая весна? Где солнце, птицы, веселье и радость?
Медленно возвращаюсь в реальность. Провожаю растерянным взглядом пятую маршрутку, ушедшую прямо перед носом. Маршрутка переполнена донельзя, задние колеса проседают. Но люди упорно толкаются внутрь, матерятся себе под нос, проклинают кого-то. Они устали, они хотят домой, чтобы вновь после тяжелой работы переродится в сытых и прилично одетых господ. Ведь впереди выходные, а у них столько грандиозных планов.
Стекла полностью запотели – хоть пальцем пальмы рисуй. Люди прямо нависают друг над другом, давят, даже падают. Дева в брачную ночь не так жмется к своему суженому, как эти дикие двуногие существа, овладевшие на мгновение таким непрактичным видом транспорта. Наступают другим на ноги, пинают чьи-то сумки и портфели, еще и умудряются из-за чего-то переругиваться с задолбанным водителем. О, какой же прекрасный вид на эту расписную картину открывается снаружи!
Продолжаю удивляться людям. И продолжаю наблюдать за ними – это ведь так увлекательно. Только ледяные порывы ветра иногда возвращают меня в цельнометаллическую реальность.
Я перестаю чувствовать руки. Ветер-озорник уже давно скинул с меня капюшон. Волосы намокли от обилия снега. Ничего. Это нормально, я ведь тоже человек. Я - маленькая песчинка этой густой серой массы. Я, попросту говоря, такой же, как они.
Холод, холод. Повсюду холод.
«Пора домой…» - мелькает в моей ветреной голове единственная здравая мысль.
Действительно, пора. А то так и насмерть замерзнуть недалеко. ОНА все равно сегодня не придет. Как и вчера, и неделю назад… Иногда мне кажется, что она покинула меня, моя Радость, мое вдохновение, моя Муза. Но горячий огонек в груди напоминает, что она обязательно вернется.
Я разворачиваюсь и, не молвив никому ни слова, направляюсь домой. Ничего, можно и пешком пройтись. Не так уж это «старое ветхое здание» далеко. Дом, в котором меня никто никогда не ждет. Только голодный рыжий кот по кличке Римус Хенкпромс. Но он же не в счет, правда?
Снег падает крупными бесформенными хлопьями, мягко ложится под ноги, поскрипывает под тяжелыми сапогами. Холодный северный ветер пробирает до самых костей крепче обычного. Не встретил я еще того человека, кто бы искренне меня понимал. Нет таких людей, да и не нужно. Лучше – быть одному, обыденное одиночество – моя безграничная сила. Придет время – я научусь ею пользоваться.

@музыка: Sistem Of A Down – Aerials

@темы: ориджинал, мое, безуспешная попытка щито-нибудь написать, fanfiction, emotional outburst.